Чернобыль, дубль два

Аналитика

Боевые действия на территории Донбасса, артиллерийские обстрелы и сопровождающие все это проблемы с техническим обеспечением работы энергетических и химических предприятий грозят региону экологической катастрофой, сообщил СМИ украинский блогер Юрий Бутусов. Вторит ему и знаменитый украинский гидрогеолог Евгений Яковлев, посвященный в промышленную историю региона. О нависшей угрозе прекрасно осведомлены и украинские власти, и руководство «народных республик», но в условиях безостановочной войны предотвратить ее становится все сложнее и сложнее.

Взять хотя бы Енакиево, подконтрольное ДНР. Там в глубинах шахты «Юный коммунар» в 1979 году был произведен ядерный взрыв, после которого остались нераспавшиеся радиоактивные элементы. Дно подтапливается, откачка воды прекращена, опасные вещества проникают в реки и почву. В районе Горловки тоже подтапливается шахта – там расположен ртутный комбинат. Речь идет о заражении не только Донбасса, но и востока Украины – под удар могут попасть 15 тыс. квадратных километров. Этакий Чернобыль низкой степени интенсивности.

Украинская сторона о данных фактах прекрасно знает и вину сваливает на «оккупантов». Как тот же самый Бутусов. Согласно их логике, АТО объявила Россия и объявила именно Киеву. И сама же себя обстреляла, и сама себя заразила и утопила. Выверты украинской пропаганды подчас поражают видевших многое на этом веку людей.

Естественно, объекты Енакиево и Горловка – не единственные, которым грозит подтопление. Еще две недействующие и семь действующих шахт представляют собой значительный риск. Но и осевшие на дне Енакиево цезий-137 и стронций-90 способны вызвать последствия, которые непременно накроют не только «республиканские», но и украинские области, а также смежные регионы России.

Россия, снабжающая электроэнергией и водой пограничный Донбасс, способна подстраховать Донецк и в случае разгерметизации опасных веществ на дне шахт. Направить специалистов по борьбе с экологическими катастрофами, увеличить поставки воды, помочь с ремонтом трубопроводов – все это в силах Москвы. Но кто будет помогать Киеву, когда зазвонит колокол? Что-то не особо верится в то, что поляки, венгры и румыны в случае катастрофы начнут не эвакуацию родственного населения, а организацию службы гуманитарной помощи украинскому населению центра и востока. Да и откуда у стран, не имевших дел ни с мирным, ни с боевым атомом, опыт ликвидации аварий и катастроф? Украинцам остается уповать только на соизволение американцев…

Все представляющие угрозу объекты – Горловка и Енакиево – находятся вблизи линии соприкосновения, и нормальная хозяйственная деятельность там невозможна. Украинское руководство не делает ровно ничего для того, чтобы помешать экологическому кризису – для этого хватило бы просто перемирия, отказа от обстрела режимных объектов и направления международных научных специалистов для оценки современного состояния шахт, заводов и потенциального ущерба в случае их размывания и обрушения.

Очень печально, что теоретически устранить последствия конфликта можно довольно в сжатые сроки, но на практике это совсем невозможно.

Во-первых, из-за трудностей, с которыми в Донбассе встречаются не какие-то там ученые, которым в шахты придется лезть, а простые сотрудники ОБСЕ, которые предпочитают из своих апартаментов вообще не высовываться. Периодический обстрел, в который они попадают, способны отбить охоту к мониторингу ситуации на линии соприкосновения раз и навсегда. То есть людям целенаправленно чинят препятствия. Точно так же, как и с персоналом ОБСЕ, эти препятствия будут чиниться и ученым-ликвидаторам, которым будет нужно посетить опасные объекты. Потому что, согласно Киеву, наводить порядок на оккупированной территории могут только украинские структуры. Есть контроль над территорией – будут там и мониторинг, и ученые. Нет контроля – вот вам немножечко свинца, все равно вы рядышком с ополченцами копаться будете. Естественно, что без реализации Минских договоренностей добиться ликвидации экологической угрозы будет невозможно. Но, похоже, выполнять их Киев не намерен, как, впрочем, и осуществлять шаги, направленные на снижение уровня опасности возникновения техногенной катастрофы.

Во-вторых, чтобы международное сообщество ввело гуманитарную миссию для предотвращения катастрофы, необходимо принятие резолюции в Совете Безопасности ООН. Надеяться на успех этой инициативы не придется – Россию там не поддержат. Разве что какой-то другой член Совбеза выступит с этой инициативой. Но это уже чистое гаданье.

Итого – угроза заражения реальная, грозит она и Украине, которая как камикадзе делает все возможное, чтобы катастрофа осуществилась. Международное сообщество не то что не интересуется экологической обстановкой в Донбассе, нет, были даже доклады заместителя генсека ООН Стивена О’Брайена про возможные экологические бедствия в регионе, но нажать на нужный рычаг, чтобы повернуть ситуацию обратно, некому. Россия в изоляции, остальным Донбасс как-то побоку. Что британцам, что французам.

И все-таки, как было выше сказано, Россия в одностороннем порядке может и должна попытаться осуществить технологическую, организационную и экологическую поддержку на особо опасных объектах, предотвратив их дальнейшее заражение, что будет дешевле, чем принятие сотен тысяч беженцев с территорий, которые Украине уже не будут нужны. К тому же заражение радионуклидами в случае чего затронет и российские регионы. Так что вопрос экологической безопасности на Донбассе и Украине затрагивает и национальные интересы России.

Было бы неплохо, чтобы сами украинцы осознали, что грозит их городам и деревням, случись на Донбассе экологическая катастрофа. И, осознав, высказали своей премудрой власти все, что они думают о ней.

Источник: Независимая Газета
Фото: Игорь Костин/РИА Новости