Закавказская независимость

Аналитика

В статье предпринимается попытка определить понятие «суверенитет» на примере государств Закавказского региона и обозначить специфические особенности суверенизации.


 

При исследовании процесса суверенизации государств, в первую очередь, необходимо определить и согласовать само понятия «суверенитет», которое имеет, на наш взгляд, междисциплинарный характер. В рамках юридических, политологических, экономических, общественно-географических исследований этот термин может применяться с различных позиций и нести разную смысловую нагрузку. Важен также политико-географический контекст восприятия государства как национально идентифицируемой территориально-политической системы с определёнными границами. При этом все исследователи едины в том, что суверенитет является свойством любого государства и означает его верховенство в пределах собственных границ и самостоятельность государства в международных делах. Суверенитет означает, что юрисдикция государства распространяется на всю его территорию и на всех людей, проживающих на ней.

В то же время признание со стороны международного сообщества суверенитета того или иного государства выводит данное понятие в категорию внешних по отношению к нему. Фундаментальные различия между юридическим актом признания суверенитета и реальным осуществлением органами власти юрисдикции на территории государства приводят к расщеплению понятия суверенитета на две составляющих: суверенитет де-юре и суверенитет де-факто. В значительной мере синонимом суверенитета де-юре можно рассматривать независимость государства, как форму выражения этого суверенитета. В то же время понятие независимости больше ориентируется на международные вопросы — признание со стороны других государств, субъектность в рамках международного права, членство в международных организациях. Суверенитет де-факто представляет собой реализацию юрисдикции государства на всей его территории. Именно обеспечение реализации юрисдикции и рассматривается в качестве становления суверенитета де-факто.

Рассматривая составляющие суверенитета государств Закавказского региона в ходе исследования будет производиться анализ обоих подходов и последующее сопоставление их в отношении каждого из государств. Анализ вопроса суверенитета де-юре будет сосредоточен на изучении национального законодательства стран и их международной политической активности, участия в международных организациях. Более сложным выступает вопрос изучения суверенитета де-факто. При рассмотрении данного вопроса основное внимание будет уделено исследованию истории формирования и функционирования территориально-политических систем государств Закавказья, их национально-государственной идентификации в определённых границах. Будет детально рассмотрен процесс формирования системы органов государственной власти, взаимодействия различных уровней власти в государстве, осуществление органами власти своих полномочий. При этом существенное внимание будет уделяться территориальному аспекту функционирования государственных органов, то есть соответствию реальной юрисдикции над территорией формальным притязаниям государства.

Процесс суверенизации или построения суверенного государства является сложным и многогранным явлением, протекающем во времени и пространстве. При этом определенная нечеткость в определении понятия суверенитета приводит к размытости временной границы процесса суверенизации. Проблема определения четких критериев суверенитета де-юре приводит к тому, что затруднительно указать конкретный момент времени, когда государство становится суверенным в юридическом смысле этого термина. В то же время суверенитет де-факто поддается более конкретной фиксации во времени – факт осуществления юрисдикции над территорией и населением, которое проживает на этой территории, может быть объективно установлен через оценку деятельности органов государственной власти. Следует так же указать, что создание суверенного государства не есть одномоментное явление. Если рассматривать суверенитет комплексно, как фактический и юридический процесс, то в случае современных государств Закавказского региона можно говорить только о некоторой начальной точке в строительстве суверенного государства.

Исходным пунктом в суверенизации государств выступает момент принятия Закавказскими республиками СССР (Азербайджаном, Арменией и Грузией) Деклараций о государственной независимости. Дав старт процессу государственного строительства, они запустили процесс юридического оформления новых суверенных государств – принятие конституций, законов, построение систем государственной власти, структур управления, правоохранения и правоприменения. Признание новых государств международным сообществом, выразившееся в установлении дипломатических отношений и принятии их в члены наиболее влиятельных международных организаций, практически завершило юридическое оформление суверенитета исторически сложившихся территориально-политических систем. В то же самое время, вновь провозглашенные государства выстраивали фактический суверенитет путем обеспечения своей юрисдикции над всей провозглашаемой территорией государства и столкнулись на данном этапе с рядом существенных проблем. Именно в фактической реализации суверенитета кроются наиболее острые противоречия, стоящие перед государствами региона. При этом два из пяти государств Закавказья (Абхазия и Южная Осетия), обладающие фактическим суверенитетом, признаны ограниченным количеством государств.

Провозгласившие независимость в 1991 году союзные республики Закавказского региона столкнулись с целым рядом проблем в построении суверенных государств. Значительная часть этих проблем была схожей для Азербайджана, Армении и Грузии и происходила из тех специфических условий, в которых данные территории развивались в составе СССР. Широкое распространение имела межреспубликанская кооперация в большом спектре отраслей народного хозяйства. Транспортная инфраструктура создавалась, зачастую, без учета границ национальных республик, что привело, после провозглашения независимости, к значительным проблемам в экономике и общественной жизни. Многие семьи оказались разделенными между различными государствами, были разорваны сложившиеся хозяйственные связи, в ряде регионов значительно ухудшилась транспортная доступность. Формирование суверенных государств в регионе существенно осложнялось многочисленными конфликтами как внутри вновь провозглашенных государств, так и между ними. Результатом конфликтов, активно разгоревшихся в регионе после провозглашения независимости, стало провозглашение независимости другими территориальными образованиями, преимущественно по национальному признаку.

Различия в построении рассматриваемых государств связаны с двумя основными факторами: этническим составом населения государства и статусом территории государства в период его нахождения в составе СССР. Этническая однородность населения на определенной территории выступает существенным фактором для построения суверенного государства, снижая риски развития сепаратизма и облегчая распространение юрисдикции государственных властей на всю территорию страны. Среди бывших союзных республик только Армения представляла на момент провозглашения независимости достаточно моноэтническую страну. На территории Азербайджана находилась Нагорно-Карабахская автономная область и Шаумяновский район, большинство в которых составляли этнические армяне. В результате межэтнического конфликта, который начал обостряться еще в 1988 году, на территории Автономной области и прилегающего к ней района была провозглашена Нагорно-Карабахская Республика, территория которой в настоящее время не контролируется властями Азербайджана. На территории Грузии проживает значительное количество народов, как самостоятельных, так и субэтносов большого грузинского этноса. Результатом этих процессов стало то, что в 1991 году независимость провозгласили Нагорно-Карабахская Республика (от Азербайджана) и Республика Южная Осетия (от Грузии), а в 1994 году независимость от Грузии провозгласила Республика Абхазия. В период с 1991 по 2004 годы в Автономной республике Аджария, входящей в состав Грузии и не заявлявшей о независимости, существовал фактически автономный от Грузии режим, при котором республика самостоятельно осуществляла суверенитет де-факто обладая собственной государственной, финансовой, политической и правоохранительной системами.

Необходимо отметить, что изначально становление независимых государств на территории региона происходило путём создания национальных государств, по принципу моноэтничности. В условиях многонационального населения двух из трех республик подобный подход неизбежно привел к конфликтам на национальной почве. Попытки построения государств на основе концепции государства-нации привели к существенным противоречиям между проживающими на территории провозглашенных государств народами. В ряде случаев такие противоречия привели к конфликтам различной степени интенсивности, вплоть до перехода в фазу гражданской войны и образования на части территории нового государства, так же строящегося на национальных принципах. Кроме национальных противоречий в условиях построения национального государства возникают многочисленные территориальные споры, связанные с процессом размежевания этнических территорий в рамках государства или между ними. Сложность определения этнических границ расселения усугубляется длительным нахождением территории в рамках Советского Союза, когда шло активное перемещение населения при хозяйственном освоении и модернизации экономики.

Вторым потенциальным источником конфликтов в государствах региона представляется внешнеполитическая ориентация пришедших к власти элит. Противоборство на территории региона нескольких интеграционных проектов создало конфликтный потенциал как между государствами, так и внутри них. Особенно остро этот конфликт проявился в Грузии, где внешнеполитическая позиция центральной власти вызвала серьезные противоречия с рядом национальных регионов, усилив этнический конфликт. Вопрос участия государства в интеграционном процессе предполагает передачу на надгосударственный уровень части национального суверенитета, в зависимости от типа интеграционного объединения. При этом в процессе построения суверенного государства такая передача части суверенитета может быть использована страной для упрощения решения проблем, связанных с государственным строительством. Примером такого подхода может выступить Армения, которая участвуя в российском интеграционном проекте делегировала Российской Федерации часть своего суверенитета через участие в Договоре о коллективной безопасности и договоре об охране Пограничными войсками Российской Федерации границы между Арменией и Турцией, Арменией и Ираном.

В целом можно выделить три геополитических вектора, к которым тяготеют государства Закавказского региона. Во-первых, это «российские» Евразийские интеграционные проекты, в которых активно участвует Армения и ограниченно, в силу частичного признания, Абхазия и Южная Осетия. Во-вторых, это Евро-Атлантический проект, по которому активно движется Грузия (в той части, на которую распространяется фактический суверенитет государства). В-третьих, это пантюркистский проект под эгидой Турции, который достаточно популярен в Азербайджане. При этом Азербайджан так же участвует и в других интеграционных проектах, Евразийском и Евро-Атлантическом, что создает потенциал для внутреннего конфликта по вопросу направления передачи части национального суверенитета на межгосударственный уровень.

Из всех государств закавказского региона только в отношении Армении, Абхазии и Южной Осетии можно говорить о том, что эти государства распространяют свой суверенитет на территорию, которую декларируют как национальную. В то же время только в отношении Армении другие государства не предъявляют претензий о распространении своего суверенитета на территории, которые она контролирует.

Основным внутренним ограничением суверенитета для стран закавказского региона выступает несовпадение декларируемой национальной территории (суверенитет де-юре) и территории на которую распространяется юрисдикция государства (суверенитет де-факто). Подобная ситуация наблюдается в Азербайджане (часть территории, которую Азербайджан считает своей, контролируется непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой) и в Грузии, где на части территории страны, которую она считает своей, расположены независимые Абхазия и Южная Осетия.

Внешние ограничения суверенитета подразделяются на два основных блока — ограничения связанные с признанием со стороны других государств и ограничения связанные с делегированием части национального суверенитета на наднациональный уровень. С этой точки зрения в закавказском регионе выделяются Абхазия и Южная Осетия, которые признаны ограниченным числом стран в мире и не имеют членства в наиболее влиятельных международных организациях. В то же время остальные страны в различной степени вовлечены в процесс международной интеграции и их национальный суверенитет ограничен передачей его части на межгосударственный уровень — в международные организации. При этом интенсивность участия государств в международных организациях и специфика самих организаций определяют степень передачи национального суверенитета и его ограничение со стороны организации.

В целом, необходимо отметить, что исследования процесса суверенизации государств от приобретения ими фактической независимости до формирования государства, являющегося полноценным членом международного сообщества, представляется нам крайне важным, особенно в регионах, проходящих политическую трансформацию, связанную с распадом государств и деколонизацией. При этом в силу своей многогранности именно Закавказский регион представляет для исследователей уникальный объект.


По материалам: Амбурцев Р.А., Раскин И.В.
Исследование формирования суверенитета государств на примере стран
Закавказского региона // Актуальные проблемы мировой политики в XXI
веке: сб. статей / под ред. В.С. Ягьи, М.Л. Лагутиной, Т.С. Немчиновой.
СПб., 2014 г.