Узбекистан перед выборами 24.10.2021

Как и многие эксперты в Узбекистане, и за его пределами, мы считаем, что нынешние президентские выборы пройдут очень предсказуемо: действующий президент Шавкат Мирзиёев победит с результатом около 85%; велика вероятность, что в тройку лидеров войдет единственная женщина из 5 кандидатов — Максуда Варисова; международные организации и наблюдатели признают эти выборы состоявшимися, и никто не ожидает какой-либо дестабилизации по их результатам. 

Почему так сложилось? Есть несколько факторов: 

  • первое — это стабильная социально-политическая обстановка, сложившаяся еще при Каримове в условиях изоляционизма;
  • второе — это консенсус элиты вокруг нового президента Мирзиёева, которая с его приходом получила долгожданную либерализацию; 
  • третье — это старт восстановления добрососедских экономических отношений в регионе, что позитивно сказалось на жизни людей, населяющих пограничные районы и которые вынуждены постоянно мигрировать;
  • и наконец — экономические реформы: налаживание вопросов ведения бизнеса, налогового регулирования, упрощение покупки иностранной валюты и так далее. 

Избирательное законодательство также находится на стадии реформирования и все эти процессы безусловно находят позитивный отклик в международных институтах. Например, в ОБСЕ в своем недавнем отчете отмечают, что теперь не нужно уведомлять о проведении митингов за 30 дней, упрощены способы регулирования избирательных споров, введена промежуточная финансовая отчетность о проведении избирательных кампаний, в целом улучшился медиа-климат и тому подобное.

Что касается позиций непосредственно Мирзиёева, важно отметить, что — Мирзиёев хоть и был воспринят как логичный претендент на место следующего лидера Узбекистана (относительно молодой премьер-министр из того же Самаркандского клана, что и Каримов) он все же не преемник, а вовремя сориентировавшийся лидер и реформатор, о чем мы смогли судить не сразу, а по прошествии нескольких лет. 

В частности в 2016 году, Рейтерс писали о том, что никакой свободы воли у Мирзиёева не будет, реальные политические решения за него будут принимать глава Службы нац. безопасности Рустам Иноятов и вице-премьер Рустам Азимов. 

Именно такая конфигурация, где Мирзиёев — всего лишь номинальная фигура, а править продолжают кадры, назначенные при Каримове, многими экспертами воспринималась наиболее реалистичной. 

Тем не менее, сначала Мирзиёев отправил в отставку Азимова, который буквально на днях опубликовал хвалебную статью в адрес президента-реформатора, а потом в течение двух лет методично менял руководителей силовых структур в своем окружении, которые были зависимы от Иноятова, а в 2018 году на почетную пенсию ушел сам Иноятов, с которым ассоциируют все пробуксовки в части продвижения реформ, якобы именно он и близкие к нему силовики из-за инициатив президента утратили контроль над валютными операциями и перестали обогащаться за счет узбекского экспорта. 

Такой неожиданный для многих экспертов уклон президента в сторону либерализации (хотя некоторые считали его еще более жестким управленцем, чем Каримова), мы связываем с глубокой трансформацией общественных запросов в Узбекистане. 

Переход власти в Узбекистане после развала СССР прошел не вполне удачно: страна хоть и не столкнулась с гражданской войной, как соседний Таджикистан, однако за четверть века режим так и не смог обеспечить экономическое благополучие. Рустам Иноятов как представитель эпохи изоляции в новую реальность не вписывался.

Поэтому вопрос кто выиграет выборы не стоит. Гораздо интереснее попытаться спрогнозировать, что будет в следующую пятилетку Мирзиёева и кто из внешних акторов поборется за влияние на Узбекистан: 

Ключевых акторов три — Китай, Россия и Турция. 

По линии российско-узбекских отношений мы ожидаем активизацию переговоров по вступлению Узбекистана в ЕАЭС. Например, неделю назад Мирзиёев выступал на онлайн-форуме ЕАЭС, где призвал разработать «дорожную карту» по устранению барьеров в торговле между странами, а российские СМИ еще в 2019 году писали о вступлении Узбекистана в Союз, как о почти свершившемся факте. 

Еще одним лоббистом  российско-узбекского сотрудничества по линии ЕАЭС выступает Алишер Усманов. С ним узбекскую элиту связывают не только благотворительные проекты, деловые интересы, но и родство – племянник Усманова был женат на племяннице президента Мирзиёева.

Если коротко описывать интерес России от вступления Узбекистана в ЕАЭС — это попытка уравновесить Китай, который считает Узбекистан важным партнером для реализации проекта «Один пояс — один путь» и помочь Ташкенту в борьбе за региональное лидерство с Казахстаном, который активно сотрудничает с США.

Безусловно, интеграция Узбекистана в ЕАЭС имеет свои риски, прежде всего это увеличение трудовой миграции, которая по оптимистичным прогнозам вырастет на 30%. 

В этой ситуации России конечно следует воспользоваться открытостью новой администрации Узбекистана, чтобы экспортировать образование и русский язык, инвестировать в создание своих предприятий и рабочих мест на территории Узбекистана, чтобы попытаться сбалансировать миграционный поток. Население Узбекистана с 80-х годов практически удвоилось (с 18 до 35 млн человек), при этом экономических благ на всех не хватает, поэтому и политическая стабильность зависит в том числе от возможности выталкивать работоспособное население на заработки за границу, что делать существенно проще, чем инвестировать в свою инфраструктуру, но не эффективно в долгосрочной перспективе.

Таким образом, сейчас Ташкент оценивает преференции и пытается соблюсти баланс интересов (в том числе и других международных игроков), понимая, что и Китаю, и России одинаково выгодно инвестировать в Узбекистан. Именно с этим на наш взгляд и связаны промедления со вступлением Узбекистана в ЕАЭС.

Но основной актуальный вызов для Мирзиёева — это конечно Афганистан. В Ташкенте понимают, что Таджикистан находится на передовой, и если вдруг радикалы просочатся туда, то Узбекистан будет следующим. «Ахиллесова пята» региона — это Ферганская долина, с крайне высокой плотностью бедного исламизированного населения. Там перемешаны многие центральноазиатские этносы, поэтому если Талибы доберутся до Ферганы, то может вспыхнуть весь регион. Этот факт учитывают все страны Центральной Азии, поэтому взаимопомощь и сотрудничество силовых структур в том числе с Россией продолжается и не позволяет ослабнуть узбекской системе безопасности, несмотря на существенные кадровые перестановки.

Вот основной перечень задач, которые стоят перед Мирзиёевым и его командой на период 2021-2026 гг. 



Оставайтесь в курсе геополитической повестки и следите за нашими публикациями в Telegram