Инфобезопасность 2.0: Зачем Москве и Бишкеку новый вектор сотрудничества?

Автор: Елена Короткова, и.о. главного редактора «Аргументы и факты Кыргызстан»

После декабрьского заседания Высшего Евразийского Экономического совета в Бишкеке президенты Кыргызстана Садыр Жапаров и России Владимир Путин сделали совместное заявление о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности. По данным пресс-службы президента Кыргызстана, Жапаров и Путин отметили, что сейчас новые информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) «все больше используются в целях, несовместимых с задачами поддержания международного мира, безопасности и стабильности».

Президенты обеспокоены «распространением бездоказательных обвинений в совершении компьютерных атак, выдвигаемых в отношении отдельных стран» и призывают все международное сообщество «к урегулированию разногласий в информационной сфере мирными средствами». По их мнению, ИКТ могут использоваться «в террористических и иных преступных целях, а также для подрыва (ущемления) суверенитета, нарушения территориальной целостности государств и вмешательства в их внутренние дела», и в целях провоцирования конфликтов между государствами. Поэтому на уровне ООН требуется единый свод правил поведения в информационном пространстве и применения ИКТ только в мирных целях. Главы Кыргызстана и России сошлись во мнении, что национальные меры по обеспечению информационной безопасности «должны быть дополнены консолидированными действиями на двустороннем, многостороннем, региональном и глобальном уровнях». На двустороннем уровне с февраля 2021 года в странах реализуется межправительственное Соглашение о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности. На уровне ОДКБ, ШОС и СНГ сделано уже многое, но меры противостояния информационным угрозам нужно совершенствовать и укреплять.

Выбор Путиным Кыргызстана в качестве партнера по сотрудничеству в области обеспечения международной информационной безопасности не случаен. Кыргызстан, союзник России по ОДКБ, ШОС, СНГ и ЕАЭС, одновременно с этим входит в список стран, которые с 2017 года активно участвуют в программах по обучению медианавыкам журналистов, блогеров, лидеров общественных мнений (ЛОМов), гражданских активистов, некоммерческих организаций от Агентства США по международному развитию – USAID. Эти образовательные программы реализуются в регионе при помощи «Internews», международной НКО, занимающейся поддержкой медиасреды в более чем 80 странах мира уже 40 лет. В организации обучили тысячи журналистов по всему миру по стандартам современной демократической западной журналистики, в их числе сотни медиаспециалистов в странах СНГ. Но не все так просто и однозначно.

USAID – крупнейший партнер и донор грантов по линии гуманитарного сотрудничества и поддержки в мировом сообществе, существующий с 1961 года. Американское агентство изыскивает средства и специалистов для решения ряда общественных проблем, для которых у многих государств не хватает ресурсов, средств или выгодной мотивации для нейтрализации этих проблем. Направлений работы у организации более двадцати: от изменения законодательств стран в сторону демократизации и реализации прав человека до образования и воспитания детей, доступа населения к правосудию, здравоохранению, социальной поддержке, улучшения условий жизни в отдаленных регионах. Партнеры Агентства не только получают финансирование, но и могут обучаться во время выездных тренингов и командировок в другие страны мира. При этом за время существования у USAID сложилась неоднозначная репутация в экспертной среде как инструмента США для вмешательства во внутриполитические дела всех стран, получающих помощь в том или ином виде. Но после распада СССР USAID и их партнеры стали спокойно работать во всех бывших союзных странах в том или ином объеме по стратегическим направлениям – от здравоохранения и образования до законотворчества.

В России USAID прекратила деятельность осенью 2012 года после обвинений со стороны Москвы в попытках оказания влияния на внутриполитическую ситуацию и политические процессы в стране. Российские власти отметили, что Агентство на российской территории работало не с теми целями и не теми методами, которые были заявлены при начале сотрудничества с РФ, офис организации был закрыт.  В 2021 году решение о закрытии офиса организации приняли в союзной России Беларуси по схожим мотивам. В других странах бывшего СССР USAID вполне активно работает – как минимум, потому, что финансовой и идеологической альтернативы ему для медиасектора и гражданского сектора нет. За более чем 20 лет во многие сферы жизнедеятельности государства, на руководящие посты Казахстана, Кыргызстана или Молдовы пришли те, кто полностью лоялен Агентству и его ценностям, и заинтересованы в дальнейшем присутствии USAID в своих странах. Активна на постсоветском пространстве и «Internews», деятельность которой на своей территории в 2003 году пресекла Беларусь, а затем и Россия – в 2007 году.

Связанный с медиасредой проект USAID, который реализует «Internews» в Центральной Азии называется «MediaCAMP». Он рассчитан, по данным Агентства, на период с 2018 по 2023 год, цель – помочь СМИ в создании «сбалансированных, информационно насыщенных и беспристрастных материалов по важным политическим и общественным темам», улучшении правовой среды для журналистов. Еще одно направление – повышение медиаграмотности населения и рост «разборчивых потребителей и поставщиков информации». В целом же в пяти странах региона проект призван создать условия для «сбалансированной информационной среды», которая «поможет развить у молодежи и более старшего населения открытость к обмену идеями, к отличным мнениям и точкам зрения» и вовлечь население в гражданскую активность.

На проект для Казахстана, Узбекистана, Таджикистана было выделено 15 млн долларов США. Это позволило организации сделать «MediaCAMP» максимально привлекательным для его участников. Финансирование решало сразу две крупные проблемы любого постсоветского негосударственного СМИ: вопрос стабильной работы и развития редакции вне зависимости от числа рекламодателей и вопрос качественного обучения – от журналистов до видеооператоров и SMM-специалистов. При этом «MediaCAMP» стал практически монополистом по части семинаров, лекций, тренингов, разработки образовательных программ по медиаграмотности и всему, что связано с работой современного журналиста. Воспитав целую плеяду высококлассных специалистов, во многом – оппозиционных действующим властям, и поддерживающих скорее интеграцию с ЕС и США, нежели с соседями по СНГ. И не только среди сотрудников медиасектора или блогеров, но и среди представителей НКО и НПО, юристов, гражданских активистов и даже среди госслужащих.

Хотя в целом «MediaCAMP» был рассчитан официально на три страны, в ряде его проектов участвовали по мере возможностей все представители регионального медиасектора. И под его эгидой появился крупнейший в Центральной Азии престижный конкурс для журналистов «MediaCAMP Award». В 2022 году в нем приняли участие более 800 журналистов из Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и даже из Туркменистана.

В случае Кыргызстана же к региональному «MediaCAMP» в эти годы добавился еще один проект – «Media-К». Если на весь «MediaCAMP», по данным USAID, планировалось потратить 15 млн долларов США, то для Кыргызстана на два этапа проекта «Media-К» выделили с осени 2017 года по осень 2022 года 10,65 млн долларов США. Проектом вместе с USAID занималось кыргызское представительство «Internews» (по данным из открытых источников, деятельность этого представительства, кроме USAID, поддерживают и Еврокомиссия, и Госдепартамент США). Также партнером «Media-К» в Кыргызстане выступила существующая с 1971 года американская «FHI 360», международная НКО, работающая с «правительствами, частным сектором и гражданским обществом, чтобы добиться позитивных социальных изменений и обеспечить жизненно важное медицинское обслуживание, качественное образование и возможности для значимого экономического участия [граждан в жизни стран]».

На эти средства кыргызское медиаполе развивалось активно. Обеспечивалась «защита целостности информационной среды», выделялись гранты «на производство качественного контента», появились крепкая медиакритика и дата-журналистика. Часть выделенных средств пошла на обучение тому, как правильно освещать выборы в Республике. Кроме того, средства извне помогли обеспечить независимым СМИ цифровую безопасность и спасти партнеров проекта после пандемийного кризиса. Полноценными участниками и партнерами проекта стали 15 редакций по всему Кыргызстану. Кроме того, десятки журналистов и этих, и других редакций посетили лекции, тренинги, мастер-классы по линии «Media-К».

Кыргызская журналистика и кыргызская медиасреда в целом совершили качественный скачок и на русском, и на кыргызском языках. Медиаграмотность, фактчекинг, кибергигиена, мультимедийность, адаптация своего контента под различные социальные сети, умение кооперироваться в онлайн-режиме и быстро распространить нужную информацию – всеми этими навыками после «Media-К» стали обладать многие специалисты. Появился ряд важных крупных расследований и дата-материалов, посвященных самым острым проблемам Кыргызстана: от роста числа убийств женщин, которые дошли до уровня «фемицида», до массовой миграции, ухудшения экологической и экономической ситуации в стране, коррупции и контрабанды.

Сейчас в Республике нет ни одной крупной или среднего размера редакции СМИ, где журналисты не проходили бы хоть раз тренингов и мастер-классов по линии проекта, или не принимали бы участие в Республиканском форуме для СМИ «Медиа Топтоо» под эгидой «Media-K». Но есть нюанс. Практически все представители получивших финансовую поддержку или участвовавших в образовательных проектах «Media-К» крупных редакций, узнаваемые и популярные журналисты, блогеры, расследователи, ЛОМы, представители нового поколения акынов, мягко говоря, не разделяют курс официального Бишкека. Они не поддерживают членство Кыргызстана в ЕАЭС и ОДКБ, активно критикуют партнерство с Россией и другими странами бывшего СССР на базе исторической памяти и общего прошлого. И активно формируют солидарное мнение у своей аудитории через СМИ и личные соцсети как на русском, так и на кыргызском языках.

За эти пять лет у Кыргызстана появилась своя медиасеть, причем достаточно крепкая и сильная, умеющая создавать и «разгонять» необходимый общественный резонанс по любому поводу. В 2020 году она была одним из столпов, помогавших кыргызскому обществу устоять во время пандемии COVID-19, доставать лекарства, собирать деньги на продукты нуждающимся и находить транспорт для медиков в закрытом на карантин Бишкеке. В 2022 году – во время осеннего обострения на кыргызско-таджикской границе – медиасеть показала, что является уже самостоятельным образованием, способным как поддержать стабильность в стране любым способом, так и «раскачать» ее в противоположное состояние.

Пока официальные власти подбирали слова для дипломатического описания происходящего, занимались эвакуацией населения и сбором гумпомощи, готовили поездку на юг страны для СМИ, гражданское общество и медиасообщество реагировало на ситуацию по-разному. Одни активисты помогали официальному Медиаштабу Кыргызстана, переводя оперативную информацию о конфликте на мировые языки для публикации в СМИ Кыргызстана и рассылки в крупные зарубежные СМИ. Другая группа публиковала информацию о происходившем на разных языках в своих соцсетях, отмечая в постах мировые СМИ и крупных блогеров, и продвигая хэштеги на разных языках, связанные с «военной агрессией соседа». Некоторые онлайн-волонтеры занимались поиском в соцсетях фейковых аккаунтов, распространяющих дезинформацию о событиях, и их блокировкой через механизм жалоб. Наконец, волонтеры открывали чаты и счета для сбора гумпомощи, помогали с поиском жилья для эвакуированных и сортировкой гуманитарки, собирали и отправляли экипировку и продукты для военных и пограничников Кыргызстана.

Однако при этом появилось несколько негосударственных «медиаштабов» в Телеграме и Твиттере, куда могли податься «кибердобровольцы». Они занимались деятельностью, близкородственной работе украинских информационных войск ЦИПСО, о которой в 2022 году узнал весь мир после начала СВО. Одни быстро активизировали в соцсетях онлайн-мемометы и фейкометы, чей контент был связан с таджикским противником и его расчеловечиванием. Другие искали в Сети аккаунты таджикских ЛОМов, высказывающихся об обострении на границе с позиции Душанбе, и добивались их блокировок через десятки жалоб, либо устраивали «гагачат» из комментариев в таджикских информационных Телеграм-каналах и в соцсетях таджикских СМИ. К слову, МВД и ГКНБ Кыргызстана во время кровопролития напоминали об уголовной ответственности за разжигание розни и создание фейков, и после того, как огонь на юге страны затих, МВД сообщило о 20 расследованиях по поводу разжигающих рознь сообщений в соцсетях от кыргызстанцев.

Еще одна информационная ветка «кибердобровольцев» была откровенно антироссийской. Активисты осуждали российские СМИ за то, что они показывали при освещении событий на границе позицию Душанбе, критиковали российского президента за нежелание называть таджикского президента «агрессором» публично, а ОДКБ за «бездействие» и «отсутствие военной помощи Кыргызстану в критический момент». Благодаря последовавшему по хронологии вслед за обострением на границе награждению Эмомали Рахмона российским орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени за «большой личный вклад в укрепление отношений стратегического партнерства и союзничества между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан, а также в обеспечение региональной стабильности и безопасности», появился следующий тезис на русском и кыргызском языках: «Президент Таджикистана напал по сговору с Россией на непокорный России Кыргызстан», который отлично прижился в умах пользователей в медиапространстве. Таджикская сторона во время обострения тоже организовала свои «кибервойска», но оказалась слишком малоразвитой, маломобильной и мало «прокачанной» в этом отношении – и в итоге мировую медиаповестку и мировые соцсети занял взгляд Кыргызстана на произошедшее в сентябре 2022 года.

Словом, Кыргызстан показал, что его акторы медиаландшафта стали высокоточным оружием в информационном поле, что в современных условиях для любой страны преимущество в процессе отстаивания интересов и поддержания стабильности. Но минус в случае Кыргызстана оказался в том, что это оружие мало регулируется законодательством, мало лояльно действующей власти, и даже способно угрожать безопасности самой страны в случае грамотного управления лицами, заинтересованными в дестабилизации ситуации в стране и в дестабилизации отношений с союзниками по интеграционным объединениям. Подобные явления не могут не беспокоить Россию как ключевую страну в этих объединениях, а Кыргызстан – как страну, имеющую потенциальную угрозу на своей территории для себя же самой и своих партнеров. Поэтому и Бишкек, и Москва максимально заинтересованы в защите информационной безопасности на всех уровнях.

Смогут ли власти Кыргызстана и стран ОДКБ, ШОС и СНГ сами или с помощью России создать совместно более привлекательную ресурсно, идеологически, технически альтернативу проектам USAID в медиасфере в ближайшие годы – вопрос спорный и открытый. Пока этой альтернативы нет, и «MediaCAMP» будет продолжать свою работу до 2023 года. Меж тем «Media-К» для Кыргызстана вступает в третью фазу и задержится в Республике еще на пять лет – об этом стало известно в конце ноября 2022 года после презентации в Бишкеке. Как заявила на презентации директор представительства USAID в Кыргызстане Кая Адамс, новый проект будет работать с «независимыми медиа», как и раньше, но «c особым фокусом на региональные редакции и материалы на кыргызском языке». Кроме того, проект займется укреплением «финансовой устойчивости СМИ» и «качественного информирования кыргызстанцев».



Оставайтесь в курсе геополитической повестки и следите за нашими публикациями в Telegram