5 факторов риска для нового госпереворота в Африке

На фоне успешных военных переворотов в Мали, Гвинее, Буркина-Фасо, и недавней попытки захвата власти в Гвинее-Бисау 1 февраля 2022 года, международные организации и эксперты всерьез озабочены вопросом: как исключить повторение таких событий? Какие факторы риска нужно учесть и какая страна столкнется с подобным вызовом в ближайшее время?

Эти проблемы заняли основное внимание лидеров африканских стран на недавнем саммите Африканского Союза в Аддис-Абебе, на котором было решено заморозить членство в АС стран с неконституционно избранными лидерами. 

Факторы риска и потенциальные кандидаты на очередное исключение из АС и ЭКОВАС известны как экспертам, так и широкому кругу читателей, интересующихся африканской политикой. При этом, каких либо действий по минимизации этих рисков со стороны АС или Франции, как страны имеющей прямой экономический интерес от стабильности в регионе, пока не прослеживается, скорее наоборот.

Для удобства наблюдения, попробуем систематизировать эти факторы на примере Нигера, где с наибольшей вероятностью произойдет новая попытка госпереворота.

Предыстория 

С момента обретения независимости от Франции в 1960 году Нигер пережил четыре государственных переворота — в 1974, 1996, 1999 и 2010 годах, и несколько неудачных попыток захвата власти. 

Последняя произошла утром 31 марта 2021 года. Военное подразделение под командованием капитана Сани Салей Гуруза, предположительно с близлежащей авиабазы в столице Ниамее, совершило нападение на президентский дворец. Атака была отражена охраной. 

Фоном происходила первая с 1960-го года демократическая передача власти между двумя законно-избранными президентами Мохаммедом Базумом и Махамаду Иссуфу.

После объявления итогов второго тура 23 февраля Базум набрал 55,75%, а его соперник и бывший президент (с 1993 по 1996) Махаман Усман — 44,25%. Усман отказался признать поражение и заявил о фальсификациях. Протесты оппозиции, тем не менее, не помешали транзиту — инаугурация Базума была назначена на 2 апреля 2021 г.

Международное сообщество осудило попытку переворота, виновных задержали, но капитану Гуруза удалось скрыться. 

Госперевороты с участием военных в Нигере, как и в соседних странах — часть политической культуры и воспринимаются обществом более привычно, чем избирательные процедуры.

Однако их вероятность существенно повышают следующие факторы:

  1. Экономический кризис 

Классический фактор, провоцирующий недовольство гражданского общества и политизацию, а также во многом обуславливающий слабую поддержку правящих элит со стороны населения. По данным Всемирного банка на 2019 год, более 40% людей жителей Нигера живут в условиях крайней бедности.

2) Межэтническая напряженность 

Самой большой этнической группой в Нигере являются хауса, составляющие около 53% населения, за ними следуют джерма-сонгаи (21%), туареги-тубу (11%) фулани (6,5%) и другие небольшие этнические группы.

Режимы, находившиеся у власти в Нигере, раз за разом сталкивались с проблемой конфликтов между этническими меньшинствами, требовавшими допуска к власти. Туареги, к примеру, поощряли сепаратизм и угрожали из состава государства.

До избрания Махамаду Иссуфу президентом в 2011 году, туареги вели постоянную агитацию против власти в Ниамее. Президенту удалось купировать конфликт, предоставив туарегам различные политические должности. 

При этом напряженность между другими этносами сохраняется. Подтверждением тому стали недавние выборы, когда оппозиция обвинила Мохамеда Базума в том, что он является представителем арабского меньшинства, а значит «иностранцем». В ответ Базум заявил, что отец его соперника был родом из Чада.

3) Недовольство в армии

Как и на гражданской службе, этнические меньшинства требовали важных званий и постов в армейских структурах. Процесс распределения должностей между различными этническими группами активизировался также при президенте Иссуфу. Такая политика мотивировала этнические меньшинства активнее поступать на службу и комплектовать собой армию.

Однако это спровоцировало другую проблему: часть армии недовольна тем, что офицерские звания и высокие посты отдают по этническом признаку, не считаясь с реальными военными заслугами и компетенциями.

4) Джихадисты и другие бандформирования

В пограничных районах Нигера, особенно на южной границе с Нигерией до сих пор активно действуют радикальные исламистские группировки, в числе которых Боко Харам, филиал Аль-Каиды «Джамаат Нусрат аль-Ислам валь-Муслимин» и «Исламское государство Западной Сахары» (все запрещены в РФ).

Группировки активно пользуются межэтническими противоречиями и  вербуют местных жителей для расширения влияния. С 2016 года число нападений джихадистов увеличилось в пять раз.

Также распространен межобщинный бандитизм и столкновения между скотоводами и земледельцами. Скотоводы, недовольные расширением сельскохозяйственных угодий, берут в руки оружие, чтобы достоять свое право на землю. То же самое делают и земледельцы, когда стада кочевых народов вытаптывают их владения.

Трансграничный бандитизм серьезно расширился в начале 2010-х годов под влиянием внешних факторов, в первую очередь войны в Ливии. С 2011 года различные ливийские группировки наладили потоки работорговли, контрабанды оружия и топлива, из Нигерии через Нигер. Благодаря бандформированиям северной Нигерии, к этому списку добавилось похищение скота.

Внимание мирового сообщества к этой проблеме вновь было приковано 21 марта 2021 года, когда вооруженные боевики совершили налет на несколько деревень на юго-западе Нигера, убив 137 человек.

Серьезной проблемой для Ниамея может стать «выдавливание» боевиков в Нигер из Мали и Буркина-Фасо, где армейские власти активизировали борьбу с джихадистами. 

5) Панафриканизм против неоколониализма

Спустя почти 8 лет после старта операции «Бархан» и развертывания французских войск в Сахеле для борьбы с джихадистами, регион все еще переживает кризис в сфере безопасности. 

Отсутствие реального прогресса в борьбе с боевиками стало главной причиной для формирования резко негативной репутации французских сил в Западной Африке, а также правящих элит, полагающихся на Францию вместо вложений в собственные силы безопасности. На этом фоне, военные, взявшие на себя обязательство построить эффективную армию и победить боевиков, приобрели поддержку своих сограждан и националистических панафриканистских движений в регионе, что и обусловило практически бескровные перевороты в Мали, Буркина-Фасо и Гвинее.

Какие инструменты есть у властей Нигера?

  • Поддержка электората

Президент Нигера Мохаммед Базум является продолжателем реформаторской экономической политики Махамаду Иссуфу, которая имеет определенную популярность в народе, главным образом за счет стабилизации роста цен и привлечения иностранной помощи. Иссуфу первому удалось сохранить власть на 11 лет и передать пост президента демократическим путем.

  • Деньги и солдаты Франции

Поддержка властей Нигера со стороны Франции обеспечена урановыми месторождениями, а также чередой антифранцузских выступлений в других странах Франсафрик. Париж переносит в Нигер основные силы своего африканского контингента для защиты стратегических интересов. Эти обстоятельства можно использовать для стабилизации ситуации в сфере безопасности и консолидации элит. Подробнее об интересах Франции в Африке мы писали здесь

Проблема безопасности в настоящее время является определяющим фактором, а значит требует скорейшего решения через модернизацию национальной армии, и кооперацию с вооруженными силами стран-соседей. Попытка переложить ответственность за борьбу с джихадистами на французский контингент без изменения стратегии этой борьбы, вероятно, приведет к тем же последствиям, что уже наблюдались в Мали, Гвинее и Буркина-Фасо.



Оставайтесь в курсе геополитической повестки и следите за нашими публикациями в Telegram