Сколько афганцев следят за Талибаном в соцсетях?

«Мастерство SMM-кампании талибов в социальных сетях поразило аналитиков США»; «Как талибы овладели технологиями пиара и начали захват власти в Афганистане через соцсети»; «Наступление в информационной войне: как «Талибан» ведет пропагандистскую кампанию в соцсетях»… Мировые СМИ все как один удивляются победе Талибана в информационной войне в Афганистане, приводят различные реальные и предполагаемые причины этой победы, и судорожно пытаются понять, как так получилось. 

Среди различных факторов, сыгравших свою роль в быстрой победе Талибана, журналисты видят резкий рост числа интернет-пользователей в Афганистане. Вот пример: «За 20 лет американского присутствия Афганистан превратился в страну с активными интернет-пользователями. Население крупных городов сложно представить без смартфонов и социальных сетей». В этом есть логика, соцсети гораздо более открытая, простая и дешевая среда для пропаганды негосударственных сил, чем телевидение или радио, обеспечившие в XX веке распространение тоталитарных режимов, о чем писал У. Бернстайн в своей книге «Массмедиа с древнейших времен и до наших дней». 

Талибы имели возможность использовать мировые соцсети, хостинги и мессенджеры WhatsApp, Telegram, YouTube, Facebook, Twitter… несмотря на попытки блокировки со стороны администраций некоторых из них. Эти продуманные действия требовали наличия обширной целевой аудитории, иначе они были бы бесполезны. Успешная информационная кампания Талибана в современных соцсетях не могла быть реализована без наличия доступа в Интернет со стороны населения. Но действительно ли, афганский народ из архаичной сельской местности с тотальной безграмотностью стал пользоваться современными средствами связи и сидит в Интернете наравне с жителями развивающихся стран? На первый взгляд не верится, и не зря. 

Если не умеешь читать, большая часть контента соцсетей оказывается недоступна. В Афганистане крайне низкий уровень грамотности населения. В ООН подсчитали, что только 32% мужчин и 8% женщин могут читать и писать. В ЦРУ насчитали 43% и поставили Афганистан на 156 место в мире по этому показателю. Но даже среди этих 43% не все могут иметь телефоны, компьютеры и доступ в Интернет. Несмотря на хорошие показатели количества мобильных телефонов в стране (они есть у 59% населения, но их количество снижалось в 2017-2019 годах), Афганистан отстает по ряду других показателей, например, по скорости загрузки. По данным Всемирного банка, в 2015 году только 8% населения страны имели доступ в Интернет, а это всего примерно 3 млн человек в 40-млн стране. К сожалению, более свежих данных нет, но можно экстраполировать (математически определить, каков будет показатель в будущем, основываясь на текущей тенденции) значения с допущениями о том, сохранится ли темп роста или он будет экспоненциально увеличиваться. 

Рост пользователей всемирной сети в Афганистане сам по себе впечатляющий, буквально за 5 лет показатель увеличился с 4% в 2010-м до 8,26% в 2015-м. При сохранении этих темпов роста на 2020 год линейная экстраполяция дает значение в 12% (или 4,6 млн пользователей), экспоненциальная – больше 20% (7,8 млн пользователей) (см. график).     

Worlddata.info приводит цифру в 13,5% населения, имеющих доступ в Интернет в 2019 году.  Сравнивая все данные из источников и данные по расчетам (см. табл.), мы можем получить реальные 4-5 млн человек в Афганистане, пользующихся Интернетом, то есть 12-14% населения. 14% населения – это очень маленький охват, а значит тезис в духе: «Талибан победил из-за того, что у всех афганцев появились телефоны и Интернет, они теперь знают о деятельности Талибана из соцсетей», можно считать несостоятельным. Конечно, нужно учитывать так называемое «сарафанное радио», ведь один просматривающий страницу Талибана, например, в Instagram, может показать ее содержание своим соседям, друзьям и родственникам со своего устройства. Но нет никакой возможности подтвердить или опровергнуть предположение о том, что хотя бы у 1 человека в каждой деревне есть Интернет и связь – таких данных не существует (по крайней мере в открытом доступе). В любом случае не стоит переоценивать эффект сарафанного радио.                      

Доля использующих Интернет в стране (в %).Примерная численность афганцев, имеющих доступ в Интернет (тыс. чел.)
Афганистан 2015 (данные Всемирный банк)83114,24
Афганистан 2020 (данные Всемирный банк) Экстраполяция линейная124671,36
Афганистан 2020 (данные Всемирный банк) Экстраполяция экспоненциальная207785,6
Афганистан 2019. Данные Worlddata.info13,55255,28

Тут некоторые журналисты и эксперты отметят, что дескать есть немало афганцев, которые живут за рубежом и читают местные соцсети, что информационная кампания Талибана направлена скорее на афганские диаспоры и иностранцев, чем на собственное информационное пространство. В этом достаточно логики, так как Талибан хочет получить признание в мире. Конечно, утверждение о фокусе на афганцев за рубежом дополнительно аннигилирует первое (о тотальном доступе в Интернет у афганцев) и выглядит правдивым, но давайте проверим и его.  

Афганская диаспора в мире очень большая, и это результат бесконечной войны в Афганистане. Беженцы из Афганистана появляются постоянно. Этот эмиграционный поток направляется в родственные соседние страны, где больше всего афганцев: Пакистан (пуштуны), Иран (белуджи) и в страны так называемого «Золотого миллиарда». Афганская диаспора есть и в России. Однако возможности выхода в Интернет у афганцев в разных странах разные. Например, в Пакистане доступ в Интернет имеют 17% населения, а в Канаде 97%. Это принципиально важно. Далеко не все афганцы в Пакистане могут выйти в сеть и посмотреть на информационную повестку талибов, если они этого хотят. Таким образом, зная число афганцев по странам и уровень доступа в Интернет в этих странах, можно попробовать рассчитать количество афганцев за рубежом, потенциально попадающих под аудиторию Талибана (см. табл.).

СтранаЧисленность афганской диаспоры
(тыс. чел.)
Доля использующих Интернет в стране (в %. Данные Всемирного банка)Примерная численность афганцев за рубежом, имеющих доступ в Интернет (тыс. человек)
Иран3300842772
Пакистан300017510
ОАЭ300100300
Германия27190243,9
США15689138,84
Россия15085127,5
Турция13078101,4
Канада849781,48
Великобритания799575,05
Швеция619557,95
Австралия478740,89
Австрия458839,6
Нидерланды449140,04
Франция318325,73
Греция217816,38
Украина207014
Прочие страны11557 (среднее в мире)65,55
Всего4650,31

По итогам расчетов потенциальная аудитория Талибана за рубежом оценена нами в 4,6 млн. соотечественников. Естественно, сюда не вошли многочисленные беженцы и нелегальные мигранты из Афганистана, которых стало крайне много в соседних странах в последние несколько месяцев. По оценкам за период с августа 2021 года беженцами стали до 3 млн человек, а в середине ноября Международная организация по миграции (МОМ) заявила о том, что Иран депортировал за год 1 млн афганцев. Однако беженцы часто не имеют во временных лагерях доступа к какой-либо связи, поэтому приведенная оценка потенциальной аудитории в 4,6 млн человек не должна очень сильно скорректироваться.   

Примерно такое же число в 4-5 млн человек было рассчитано нами раньше в пределах Афганистана. Получается, что половина просмотров могут быть в Афганистане, а остальная половина в иных странах. Талибы наверняка это учитывали летом 2021 года, но знали ли они о примерных цифрах?  То есть суммарно потенциальная аудитория талибов, не считая европейцев, американцев и других интересующихся их деятельностью, примерно 9-10 млн человек. 10 млн человек – это не маленькая аудитория, но и в тоже время и не большая. Вряд ли можно узнать сколько процентов от нее реально следят за деятельностью Талибана в соцсетях, разве что путем долгого и кропотливого просмотра каждого подписавшегося. Но ответ на главный вопрос понятен. Можно ли сказать, что информационная кампания в соцсетях стала решающим фактором в победе Талибана? Наверное, нет. Можно ли сказать, что это повлияло на победу Талибана? Скорее, да. 

Талибан использует соцсети и дальше, несмотря на очередную информационную войну. В начале октября Twitter заблокировал аккаунт заместителя министра культуры и информации правительства талибов из-за «подозрительной активности», хотя некоторые связывают это решение с публикацией чиновником подробной информации о теракте возле мечети Идгах. В самом конце октября 2021 года Facebook закрыл аккаунты ряда министерств Талибана, а талибы в ответ запустили кампанию «Выключи Facebook в Афганистане». Через несколько дней представители Талибана назвали появившуюся тогда же в сети информацию о присоединении бывших сотрудников спецслужб Афганистана и афганской армии к ИГ пропагандой Facebook. Несмотря на войну талибов и Facebook, у Талибана остаются для маневра другие информационные площадки, плюс к этому свой собственный информационный потенциал. 

4-5 млн человек в стране и 4-5 млн за рубежом – вот потолок аудитории Талибана при текущих обстоятельствах. Как повлияет Талибан на дальнейший процесс распространения доступа в Интернет в стране неизвестно, но это важный вопрос. От политики талибов и того, каким образом будет происходить информирование населения, зависит судьба Афганистана. С одной стороны, чем большее информационное пространство создадут талибы, тем большее влияние они смогут оказывать на политические предпочтения населения. Для этого они, вероятно, будут использовать все инструменты: радио, печатную прессу, телевидение и соцсети с мессенджерами. С другой стороны, проблема с ИГ и другими радикальными группировками наподобие нового «Альянса исламского призыва» не может быть решена без победы Талибана во внутренней информационной и религиозно-идеологической войне, а расширение доступа в Интернет предоставит возможности для распространения информации и призывов всем сторонам конфликта. Оппозиционный талибам Фронт национального сопротивления Афганистана (ФНСА) уже сейчас крайне активно использует соцсети в своей деятельности. У ФНСА есть даже русскоязычные страницы в Twitter и ВКонтакте. Качество контента ФНСА не стоит на месте, оно постепенно наполняется новыми элементами (например, мотивационными видео-форматами) и улучшается. Но и Талибан не отстает. 

В настоящий момент мы наблюдаем эволюцию информационной политики Талибана, свидетельствующую об «обрастании» Исламского эмирата Афганистан различными общественными институтами, среди которых и традиционные СМИ. От чатов в WhatsApp, которые были летом 2021 года талибы перешли к выпуску официальной газеты Shariat, восстановлению радио МВД Афганистана — Radio Police, постоянным пресс-конференциям и интервью с иностранными журналистами. Все это сопровождается ежедневными публикациями в соцсетях. Пока что многие считают информационную кампанию Талибана более чем успешной. Принимая это утверждение, можно заключить, что талибы будут заинтересованы в распространении Интернета и грамотности на территории Афганистана в целях повышения охвата аудитории своих популярных страниц и укрепления власти, но также это вызовет эскалацию информационного противостояния между различными политическими силами в Афганистане и за его пределами.       

Талибан, ИГ — запрещенные в РФ террористические организации 



Оставайтесь в курсе геополитической повестки и следите за нашими публикациями в Telegram